Наведите курсор на любую букву Алфавита
Главная » Статьи » Франция

Густав Эйфель
Никогда не думал, что бесконечно растиражированная Башня Эйфеля (tour Eiffel), произведет на меня такое неизгладимое впечатление, когда увижу Её вживую. Причем поразила трижды. Впервые – днём. Совершенство формы! Величие!! Неземная красота!!! Но особенно потрясен был ночью. Представьте себя на мгновение моряком, сражающимся со стихией. Старинный фрегат. На котором еще нет современных навигационных приборов всепогодного спутникового позиционирования. Перенеситесь на мгновение в те далекие дни когда можно было ориентироваться лишь по компасу (который в ответственный момент традиционно барахлит и … ведет на опасные подводные рифы). В те далекие дни, когда свинцовые облака намертво запечатали луну и звезды… И вдруг, на горизонте, сначала едва уловимо, потом все ярче - крохотный лучик света. Маяк !!! Спасение !!! Слезы счастья (пусть скупые, зато сильных и отважных мужчин). И пусть в это мгновение кто либо посмеет сказать что Всевышнего нет.

Именно такое впечатление производит Маяк на Башне Эйфеля. Ты мгновенно понимаешь, что тебе здесь (в современном Париже) рады, что ты здесь свой...

Гений, кто придумал такой дружелюбный, человеконаправленный ход. И имя этому гению – Гюстав Эйфель: маяк был установлен им в тот же памятный 1889 год, год всемирной выставки в Париже.

Гюстав Эйфель победил в непростом конкурсе. Было много интересных проектов. Но запомнилось самое нелепое – гигантское сооружение в виде гильотины. На первый взгляд – глупость. С другой – всё логично. Ведь всемирная выставка была посвящена столетнему юбилею французской революции 1789 года. А главной действующей фигурой была… гильотина, с помощью которой лишили жизни 1633 «врагов революции». Под гильотину попал в первую очередь Людовик XVI, а также его супруга Мария-Антуанетта. Парадокс истории – гильотиной был казнен и главный идеолог революции - Максимилиан Робеспьер. Почему то именно его - совсем не жалко: он был безрассудно жесток. Говорят что на его могиле была эпитафия «Прохожий, не печалься над моей судьбой. Ты был бы мертв – когда б я был жив!!!». Не удивительно, что его же современники постарались, чтобы не сохранилась могила.

В наши дни трудно поверить, но пока башня строилась никто из парижан её не принял. Понять общественность вполне можно, ведь Париж в те дни (впрочем как и в современные) не выше 6 этажей. И вдруг неожиданный гигант в самом центре города. Негативные настроения были подхвачены интеллигенцией. Мэрию атаковали со всех сторон. И в первых рядах композитор Шарль Гуно, Александр Дюма - сын, Ги де Мопассан… С последним связана курьезная ситуация. Когда башня была построена и выкрашена в нарядный цвет благородного золота (в дни строительства она была черная как неопрятная гигантская фабричная труба), отношения несколько смягчились. И Ги де Мопассана начали часто замечать в ресторане на первом уровне башни (сегодня ресторан «Жюль Верн»). На вопрос, что он делает в столь ненавистной башне, великий писатель отшучивался, что это единственно место откуда её не видно…

Строительство башни было похоже на детективную историю. Были и победы и, казалось, неразрешимые проблемы. Проблемы начались сразу. Башня должна четырьмя опорами твердо стоять на земле. Вместе с тем, соседство с Сеной, а также высокие грунтовые воды, все значительно усложняли.

Как бы то ни было, но решения находились. И этому способствовал большой опыт строительства мостов, который был у Густафа Эйфеля. Казалось, вот соберем первый уровень и дальше всё пойдет как по маслу. Однако, чем выше была башня, тем острее проблемы. Дело в том, что аналогов в мире не было. Все приходилось создавать заново. Сборка происходила по принципу конструктора. Но задумайтесь, детали конструкции (вес которых доходил до 3 000 кг.) нужно было не просто поднять на высоту, а надежно закрепить. Кстати, на стройке практически круглосуточно трудилось около 300 человек. За рекордных два года стройки не было ни одного несчастного случая со смертельным исходом. Что воспринимается по народным приметам как Хороший знак. И в этом тоже – заслуга Густафа Эйфеля, для которого безопасность людей стояла на первом месте.

Как всегда, самая большая проблема – это не природа, непогода, или неподъемные конструкции, а … люди. Оставалось до открытия выставки всего полгода. Оставалось достроить треть вышки. И возникли новые, прежде всего финансовые, проблемы. Не поверите – не возможно было найти средств: никто не верил в успех проекта. Не верили ни враги, ни друзья, ни самые близкие. Никто не верил!

В целях найти средства было создано акционерное общество. Но денег все равно никто не давал. Аргумент слабаков был прост: зачем вкладываться в «бесперспективную» башню, которую в любой момент после выставки могут разобрать – по решение Парижского муниципалитета.

Небольшое отступление. Под периметром первого этажа, на всех четырех сторонах в конце XX века размещены 72 фамилии знаменитых ученых и инженеров Франции XVIII—XIX веков. Удивительный факт – в этом списке нет ни одной женщины . Феминистки говорят, что это самый из возможных абсурдов, ведь могли бы увековечить, как минимум, математика Софи Жермен. Соглашусь с феминистками. Но не соглашусь с их мнением, что нужно убрать из этого списка предпринимателей (взамен на женские фамилии).

Вернемся к предыдущему абзацу. Деньги в конце концов нашлись. Половину предоставил… сам Густав Эйфелль (практически все без остатка - из собственного гонорара за будущую башню). Остальные деньги собирали с миру по нитке. Помощь пришла в уже казалось безнадежные дни. Вот имена этих Людей (с которыми «воюют» феминистки) - Жан Франсуа Кай, Эжен Шнейдер, Эрнест Гуэн (предприниматели).

А теперь вопрос знатокам. Как быстро окупилась башня? (Ответ Вы найдете в конце статьи).

В этом знаменитом «списке 72 фамилий» есть много интересных фамилий. На северо-западной «четвертинке», в конце списка - Шапталь (Jean-Antoine Chaptal). Это - химик, будущий министр сельского хозяйства Франции, придумавший метод улучшения вина за счет добавления тростникового сахара в сусло. Это нужно там, где по природным условиям виноград не успевает набрать спелости. Благодаря этой гениальной находке, вино может набирать положенные 12 градусов и выше. Этот метод так и называется – шаптализация.

Можно смело утверждать, что французская инженерная мысль не уступала немецкой, а в некоторых – значительно превосходила.

В годы второй мировой войны Париж был оккупирован фашистскими войсками. Уникальный гидравлический лифт был накануне выведен из строя французами. Были вызваны немецкие инженеры. Несколько недель промучились. И сделали вывод: «Лифт восстановлению не подлежит. Требуется полная замена».

Но прошло время, освобожден Париж и … всего через пару дней гидравлический лифт французами был восстановлен. Этот лифт практически в первозданном виде работает и поныне.

А парижане не без гордости справедливо утверждают: «Гитлер покорил Париж, но … не покорил Башню Эйфеля».

На вопрос скептиков «Почему такая необычная форма башни?», - Густав Эйфель отвечал незамысловато: «Проблемы устойчивости».

Не все знают, что несмотря на солидный возраст башня стоит совершенно устойчиво. Аналогов нет и не скоро будет. Даже в самый ураганный ветер, который видел Париж, специалистами было отмечено отклонение башни всего на 14 см. Что для такой солидной конструкции равно абсолютному неотклонению.

Как ни странно иногда башня все таки отклоняется на значения большее чем 14 см. В летние дни, когда нагревается южная сторона, башня отклоняется на Север на целых 18 см. Что, конечно же - пустяк!

Густав Эйфель называл её просто «300-метровая башня». Нужно сказать, что на тот момент она своих ближайших «конкурентов» превосходила в два раза:

- Ульмский собор (Германия) 161
- Кёльнский собор (Германия) 156
- Пирамида Хеопса (Египет) 146,6

На протяжении 40 лет (!) башня Эйфеля оставалась самым высоким сооружением на планете.

Но в 1930 был построен Крайслер Билдинг в Нью-Йорке (на фото). Это здание имеет высоту 319 м. И, прошу обратить внимание, это высота вместе с антенной (длинна антенны, задумайтесь, 38 метров). Т.е. без антенны – всего 281. Приходит на память знаменитый мультфильм «Тачки», в котором Молнии Мак Квину, чтобы дотянуться до финиша пришлось на максимальную длину… высунуть язык. Есть что то схожее с антенными фокусами. Не находите?

Кстати, рекорд Крайслер Билдинг продержался всего … 1 год (!). Пальма первенства перешла к 100 этажной Эмпайр-стейт-билдинг (443,2 м. с антенной, 381 м. – уровень крыши). Так Крайслеру и надо…

Парижане, не пропустив обиду, тоже достроили антенну (телецентра). И теперь башня Эйфеля превосходит Крайслер Билдинг аж на 6 метров!!!

Башня всегда имела эксклюзивную окраску (чаше – под золото или благородно бордовый). Её красят один раз в семь лет. И для этого нужно около 57 000 кг. краски. Как раз с покраской известен курьезный случай. Один из шведских поданных (фамилию не будем популяризировать) взял кредит для «покупки 50 000 кг. антикоррозийной краски для Башни Эйфеля». В банке почему то поверили. До сих пор этого гражданина не могут найти. На этом курьезные случаи не заканчиваются. Знаете ли Вы сколько раз продавали башню Эйфеля? Что значит «зачем продавать»? На металлолом! «По большому секрету, только Вам, она вся проржавела. Нужен ли Вам качественный, однотипный металлолом? Тогда покупайте». Ну так сколько? Не поверите – минимум два десятка раз. При этом несколько раз – успешно, по всем правилам.

В настоящий момент башня выкрашена в эксклюзивный эйфелевый цвет, максимально похожий на цвет натуральной меди.

В 2000 году башня была освещена совершенно по-новому, блеском 2000 лампочек/стробоскопов: ведь началось новое тысячелетие. Всем понравилось. И теперь с 2003 года, в начале каждого нового часа, башня украшается всего на 7 минут бриллиантовым мерцанием (в другое время она подсвечена под золото). Именно этот шедевр осветительного таланта меня и поразил - второй раз - за один вечер (а в сумме, за сутки, с дневным шоком – в третий раз).

Несколько слов о выставке 1889 года. Россия, как и большинство монархических государств, отказалась от официального участия в смотре, «приуроченном к 100-летию казни французского короля». Однако она участвовала неофициально – что неизбежно сказалось на качестве представленных экспонатах (т.е. было не все самое лучшее). Расходы по участию в выставке на сей раз полностью легли на самих экспонентов. Тем не менее, 671 российский экспонент получил награды – 19 почетных дипломов, 128 золотых, 184 серебряных, 210 бронзовых медалей и 130 почетных отзывов, т.е. более 80% от общего числа наград всемирной выставки. Но настоящий фурор ( запомнившийся всем участникам ) произвел русский ресторан «в национальном вкусе», который был устроен на первой платформе Эйфелевой башни во время выставки.

А теперь - ответ на вопрос «Как быстро окупились расходы по строительству башни Эйфеля?». В этот же выставочный 1889 год (с 6 мая) было возвращено сразу около 2/3 (!) всех расходов. В начале следующего 1890 года, всего за 60 дней – оставшаяся сумма. Кто бы мог подумать – за 10 месяцев?!

Успех, в который верил всего один человек – Густав Эйфель.


Памятник Гюста́ву Эйфе́лю
в основании Эйфелевой башни

Открытка – ровесник выставки 1889 года
Категория: Франция | Автор: Юрий Крыгин
Просмотров: 1584
Любое использование текста или его отдельных фрагментов без указания имени автора и источника материала запрещено!
Фотоколлаж - необычный подарок любимому, прикольный подарок
Азбука гурмана, помощь эксперта в выборе вина — Каталог сайтов Luxuryfood.ru